© Музыка детям. 2007-2015
Сайт, посвящен музыке для детей. Изучаем музыкальную грамоту.
Читаем музыкальные рассказы для детей. Слушаем музыку, детские песни. Музыкальные уроки.
 Музыкальное образование детям и родителям. Рассказы о музыке и музыкантах.
Великие композиторы. Музыкальные инструменты, музыкальные обучающие игры и ноты детям.
Любое копирование материалов только с  разрешения и  с  активной ссылкой на наш сайт!
Главная Пишите нам Гостевая Это интересно Скачать
Главная История музыки детям Сказки о музыке Стихи о музыке Видео о музыке Лучшие детские песни Музыкальные спектакли Музыкальная азбука К урокам музыки К теме о войне О музыке на других уроках Великие композиторы Великие пианисты Великие вокалисты Музыканты шутят Фотогалерея Игры
PR-CY.ru
Дневник ее жизни
К урокам музыки
Далее

Рутина убивает

Учитель музыки не совсем обычный учитель. Такой педагог, как Аделина Иванова, тем более редкость. Учит игре на фортепиано, как и положено, а ребёнок знает много музыки, разбирается в теории, импровизирует, сочиняет стихи, рисует.

 

  — Ребёнку задают, например, сарабанду Баха, — вступила в разговор ученица и дочь Аделины Пантелеевны  Евгения — музыкант с консерваторским образованием.

 

— Он плохо представляет, кто такой Бах, что сарабанда не просто танец — погребальное шествие, что во времена Баха фортепиано не было, поэтому его сарабанда написана для совершенно другого инструмента — клавесина.

Если всё это не объяснить, ребёнку скучно. Он будет равнодушно перебирать клавиши, мечтая поскорее захлопнуть крышку рояля и заняться чем-нибудь другим.

Он может никогда не узнать, что в эпоху Баха люди носили парики, очень много значили слова и жесты, не говоря уж о поступках: как поздоровался, поклонился и что значит слово «честь». Но ведь это так интересно!

Рутина убивает желание учиться. Когда детям открываешь какие-то важные, удивительные детали, у них горят глаза, они начинают рисовать, сочинять стихи, творить.

 

— В музыке можно выразить что угодно: мерцание дождевых капель, шелест листвы, пение птиц, — продолжает разговор Аделина Пантелеевна.

 

—  Капля дождя на солнце — импровизация. Мне часто приходят в голову стихи. Они мгновения, как россыпь леденцов цветных. Их много. Иногда стою у окна, наблюдаю: воробьи говорят между собой, о чём-то спорят.

Ненадолго смолкли — и опять. Потом вдруг ещё громче защебетали, сорвались и улетели. Вот как это происходит, о чём они говорят… Сухомлинский был прав, когда говорил, что мы, взрослые, должны возвыситься до духовного уровня ребёнка. Всегда можно сделать  так, чтобы ребёнку было интересно.

Будем драться

 Однажды приходит Боречка Палей на урок. Сел за инструмент, играет, а сам какой-то настороженный, насупленный. «Боречка, — говорю, — что случилось?» — «Меня вызвали драться». — «А ты что?» — «Сказал, что схожу на урок музыки, а после приду.

 

Будем драться». Секунду помолчал и добавил: «Не знаю, идти мне или нет…» Я не знала, что ответить. Просто рассказала свою историю. В детстве, когда мне было восемь лет, в кинотеатрах шёл фильм «Чапаев».

 

И кто-то меня окрестил Чапаевым. Наверно, потому, что с мальчишками всё время играла, каталась на коньках, на велосипеде. Так и называли: «Чапаев, ты сделал пример или нет?»

 

В пятом классе какие-то мальчишки постарше подошли ко мне и говорят: «Ну вот, Чапаев, приходи за школу. Драться будем». А я была девочка хрупкая, тоненькая.

 

Закончились уроки, поворачиваю за торец школы — несколько человек стоят. Посмотрели они на меня, оптимистку, потом друг на друга. И по одному ушли».

 

Боря слушал внимательно, потом говорит: «Если не пойти, скажут — трус». Я его поддержала: «Неизвестно, как они себя поведут. Но ты, конечно, пойди, раз обещал.

 

Вечером обязательно мне позвони». Оказалось, всё закончилось хорошо: посмотрели друг на друга, потом начали улыбаться — и разошлись.