© Музыка детям. 2007-2015
Сайт, посвящен музыке для детей. Изучаем музыкальную грамоту.
Читаем музыкальные рассказы для детей. Слушаем музыку, детские песни. Музыкальные уроки.
 Музыкальное образование детям и родителям. Рассказы о музыке и музыкантах.
Великие композиторы. Музыкальные инструменты, музыкальные обучающие игры и ноты детям.
Любое копирование материалов только с  разрешения и  с  активной ссылкой на наш сайт!
Главная Пишите нам Гостевая Это интересно Скачать
Главная История музыки детям Сказки о музыке Стихи о музыке Видео о музыке Лучшие детские песни Музыкальные спектакли Музыкальная азбука К урокам музыки К теме о войне О музыке на других уроках Великие композиторы Великие пианисты Великие вокалисты Музыканты шутят Фотогалерея Игры
PR-CY.ru
Отзывы, комментарии
Главная Назад Далее
Стихи о музыке
Филармония   
Александр Городницкий

Верни мне юность, баховская фуга
Студенческих необратимых лет.
Добро и зло не могут друг без друга,
И неразлучны, словно тень и свет.

Верни мне юность, хота Арагона, –
Вечерний город в розовом луче,
И крылышко горняцкого погона,
Мерцающего тускло на плече.

Неизлечимость ревности той первой
Морозной ленинградскою зимой,
В часы, когда удачливый соперник
Её с концерта провожал домой.

Я понапрасну зябнул на канале, –
В любви мне постоянно не везло.
Ах, только у симфонии в финале
Добро обычно побеждает зло!

Верни мне, Брамс, нарядных платьев шорох,
Хрустальной люстры зыблющийся свет,
То место в филармонии на хорах,
Куда входной я покупал билет.

Там музыка мне сердце бередила
И в выси недоступные вела,
Где только Бог господствует единый,
Не ведающий ни добра, ни зла.

* * *

Александр Городницкий

Старый реквием Брамса.
Открытое настежь окно.
Напряженный закат,
Словно зарево, высветил лица.
Как пластинка легка,
За стенами планета кружится
В погребальном убранстве,
И в комнате – полутемно.
Этот реквием Брамса
Уже не скупая латынь, –
В нем немецкий язык
Узаконил неистовый Лютер.
Время за руки браться, –
Завыли печально и люто
Океанская зыбь
И песчаные ветры пустынь.

Хляби шаткой земли,
И морей ненадежная твердь,
Ребра синие гор,
Где так воздух разрежен и душен.
Если б знать мы могли,
Как прекрасна и празднична смерть,
Как торжественен хор,
Отпевающий каждую душу!

Где уж лодке поспеть, –
Стад паромщиком старый Харон,
Перевозит с трудом,
В том не видя особенной чести.
Никогда уже впредь
Нам не ведать таких похорон,
Даже если все вместе уйдем,
Даже если все вместе.

Заоконная слякоть
Приклеила листья к стенам.
Хор, звучащий все глуше,
Осеннего тления сырость.
Снова хочется плакать,
Как в юности плакалось нам,
Словно идол разрушен
И мы — поколенье сирот;

Пенье скрипок — о ком это?
Слышно скрипенье иглы.
Листья стаей единой
Слетают с опущенных веток,
И душа – словно комната,
В сумерках тонут углы,